Выбор

Я выросла в семье, где не было религии, где не говорили о боге, где не соблюдали ритуалов и традиций. Может, таких семей было много, может, моим родителям было некогда, но в моем детстве была свобода, выбор и ответственность. Я сама выбирала, чем заняться, что-то пробовала, где-то обжигалась. Меня не загоняли домой, не диктовали, что носить и с кем играть, и даже не контролировали успеваемость в школе. Потом я узнала, что есть семьи, где девочки вечером не выходят играть, не смеются громко, не носят юбок выше колен. И такие семьи были рядом. Это были соседки, кузины, одноклассницы. А потом началась перестройка. Дома появилась религиозная литература. Мой неверующий отец вечерами листал их, может быть впервые за всю свою жизнь. Я не успела узнать его мнения на счет религии, но я рада, что эти книги не оказали на наш семейный уклад никакого влияния. Родители оставили нам выбор, оставили нам наше право изучить, познать, понять и решить. Дома всегда было много книг, но никогда не было принуждения их читать. И новенькая глянцевая книжка «намаз в картинках» лежала на одной из нижних полок, к которой был свободный доступ.
Шли года. Знакомство с другими семейными и отношенческими практиками каждый раз меня удивляло, но чаще повергало в негодование и недоумение. Не все, оказывается, считают каждого отдельного человека индивидуумом с личной территорией и свободой на жизнь, право передвижения и самовыражения. В то время, как я сама распоряжалась первыми заработанными деньгами, некоторые женщины, даже будучи взрослыми, просили у мужей денег и предупреждали о том, на что они будут потрачены. Когда я только ставила в известность родителей о том, где я буду, и во сколько вернусь, некоторые подруги выдумывали истории и обманывали родителей об истинном месте пребывания или вовсе не ходили, куда не положено. Когда мы с подругами на молодежных «вечерах» радовались «вечеру», другие девушки добровольно батрачили на кухне и видимо ненавидели нас за то, что мы не в их числе, или что они не в нашем. Тогда я не понимала, почему же они пашут на кухне, кормят нас, убирают и моют посуду. А они уже тогда загнали себя в кандалы пожизненного прислуживания мужчинам, в которых останутся на всю жизнь.
Лишь сейчас я понимаю, что это был не их выбор. Их научили служить, их научили ухаживать за мужчинами и выживать в их мире по их правилам. Их научили и вбили в их неокрепшие головки, что мир принадлежит мужчинам, и лишь показав свое смирение и умение ублажать чужие желания можно выжить и быть признанной. Не у всех были занятые родители, которые не научили патриархальным пережиткам. Не у всех был брат феминист, который контролировал выполнение домашних занятий и учил основам карате. Не у всех был отец, который сам готовил ужин и не ждал, пока дочери нальют ему чай. Не у всех была мать, которая каждый день твердила, что образование важнее тряпок и умения готовить Гюльчатай.
Я рада, что у меня было именно такое детство, но каждый день я негодую, потому что все мои сестры выбрали другой путь. Несмотря на общий фундамент, у нас разная жизнь, разные взгляды на семью, и на место женщины в ней. Этот факт дает мне основание думать, что все таки есть понятие, как свобода выбора. Выбор есть у всех, и только мы решаем, выбрать самим или дать за нас выбрать обществу.

При обнаружении ошибки в тексте, просим сообщить, выделив текст и перейдя по ссылке.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (нет голосов)
Loading...Loading...