Три П: плов, проституция, патриархат

Знакомая женщина, работающая на юге лаборантом рассказала недавно такую историю: анализы местного прокурора выявили гонорею. Прокурор вызвал ее к себе и начал требовать в грубом тоне объяснений почему она «так» написала (видимо хотел припугнуть, чтобы не проговорилась). Такое лицемерие и наглость разозлили ее, и она ответила: Я тут причем?! Меньше ходи по проституткам! Тот сразу остыл, и промямлил что-то вроде: Ну, устаешь же каждый день плов есть.

Согласно исследованиям, около 70% женского бесплодия в развивающихся странах является результатом ЗППП полученных от партнеров и мужей пользовавшихся услугами проституток. Таким образом, результатом массового мужского потребления коммерческого секса характерного для развивающихся стран (каковой является и Кыргызстан) является не только высокий уровень заболеваемости ЗППП, но и экспоненциальный рост женского бесплодия (Jodi L. Jacobson, The Other Epidemic). Некоторые будут опять же винить секс-работниц, но давайте называть вещи своими именами – проблема в массовом потреблении коммерческого секса МУЖЧИНАМИ, которые потом заражают других женщин.

Многие пытаются бороться с симптомами, а не причиной этой болезни: предлагают легализовать проституцию, предоставить доступные медицинские и юридические услуги этим женщинам. Да, такие меры в какой-то мере защищают их от насилия и заболеваний, дают какие-то экономические гарантии. Но это только временные меры, а конечной целью должно быть избавление от этого явления представляющего собой символ угнетения женщин. Проституция – это системная проблема, а имя этой системы – патриархат. Нет патриархата – нет проституции.

Излюбленный пример сторонников легальной проституции – Нидерланды. Но никто никогда не говорит о том, что в Нидерландах 75% секс работниц – это женщины из бедных стран Африки, Латинской Америки, Восточной Европы, и Азии. Часто это жертвы торговли людьми, нелегальной миграции, среди них много несовершеннолетних. Остальные 25% приходят в индустрию тоже, по причине бедности, насилия, или обмана (есть целая система соблазнения и растления местных девочек-подростков так называемыми «loverboys», с завлечением их затем в секс-индустрию под давлением и манипуляциями). 90% занятых проституцией – женщины, 5% – мужчины, 5% – трансгендеры, а 99.9% потребителей – МУЖЧИНЫ (большинство приезжающие для «секс-туризма»).

У Кыргызстана уже давно сложилась репутация такого регионального хаба – женщины из соседних стран приезжают сюда работать так как условия свободнее (плюс анонимность), а зарабатывают больше (и спрос и цены выше). Особенно много приезжают к нам из Узбекистана, а на юге страны у нас самый высокий процент заболеваемости венерическими болезнями. Кыргызстан является не только принимающей, но и отправляющей страной – много кыргызстанок работающих в секс-индустрии зарубежом, опять же, или из-за экономических причин, или в результате прямого насилия, став жертвами торговли людьми.

Проституция – это всегда результат экономического неравенства (внутри страны, между странами) и насилия над женщинами, характерных для патриархата. Кто виноват? Волан-Де-Морт (читайте ниже мой пост от 01.02.18).

Умут Масылканова.

При обнаружении ошибки в тексте, просим сообщить, выделив текст и перейдя по ссылке.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (нет голосов)
Loading...Loading...